МЕНЮ
НОВОСТИ

15.04.2018

Артем Соловейчик: из школы должны выходить самозанятые люди

В преддверии V Московского международного салона образования (ММСО-2018) вице-президент по стратегическим коммуникациям и развитию корпорации «Российский учебник» Артем Соловейчик рассказал корреспонденту проекта «Социальный навигатор» МИА «Россия сегодня» о своем видении будущего образования и тех переменах, которые происходят в нем уже сейчас.

– Артем Симонович, главная тема Салона-2018 – «Новая экосистема образования». Какой вы представляете себе ее и завтрашнее общество?

– Если образ будущего описывать как забор, решая, будет ли он розовым или синим, то такого образа у меня нет. Но я хорошо представляю себе будущее, где живут люди, которые обладают делом жизни и для которых жизнь есть собственное дело.

Почему это настолько важно? Есть тенденция, и она, к сожалению, носит глобальный характер – повсеместно сжимается рынок труда. Новые технологии упраздняют рабочие места, целые профессии. Скорость этих процессов становится неуправляемой.

Мне известны страны, где власти предержащие организуют фиктивные, как я их называю, рабочие места. С единственной целью не оставлять людей, не могущих себя чем-то занять, без социальной помощи и перспектив.

Меняется мир. Что делать? По-моему, надо играть на опережение. Выращивать поколение «новых дворян», которые живут полной внутренней жизнью, даже не имея конвенциального рабочего места. Зато у них есть другое «рабочее место» – они могут читать, мыслить, творить.
Для полноценной жизни этого, очевидно, мало. Надо уметь еще и придумать себе это Я-ремесло, свой персональный профиль, уникальную вакансию, нужную социуму, и делом доказать их эффективность.

Понимаете, из школы должны выходить самозанятые люди. В их воспитании видится мне завтрашний день педагогики.

– Будет ли в вашей «школе будущего» образовательный стандарт? Как вы относитесь к документу, содержательно определяющему взаимодействие участников образовательного процесса?

– Образовательный стандарт изначально (как идея – это надо подчеркнуть) содержит два крайних варианта образования. Минимальная рамка знаний – тех, которые должны освоить все, и максимальная. Минимум – это как хлеб насущный, без него не прожить. А максимум – это высоты, которых мы хотим достигнуть в идеале.

Беда в том, что денег на «мечту» зачастую не хватает даже в странах, возглавляющих топы международных исследований. Поэтому, какую бы заманчивую картинку ни рисовали авторы школьных реформ, приходится быть реалистами. То есть, мечтая о максимуме, жить по средствам.

Но школа, ученик, страна, родители могут жить только максимальным стандартом. Мечта может быть только максимальной. В этом разрыве между устремлениями и возможностями я вижу вечное противоречие. В том смысле, что оно неразрешимо.

С другой стороны, многие уверяют: мир стандарта закончился. И доказывают, что выученные по стандарту дети не создают нового мира. Созидатель рождается только созидая, говорят эти люди.

– И вы с ними согласны?

– Это большой разговор, но в принципе да. Ведь там, где от будущего взрослого не требуют, как от машины, запоминать и копировать стандартный результат, скорее вырастет Стивен Джобс.

Уже сегодня новые технологии позволяют сделать так, чтобы ребенок в сотрудничестве с учителем сам выстраивал содержание своего образования. Тот же стандарт, но индивидуальный. И все прорывы в области образования происходят, на мой взгляд, там, где драйвером становится он. Человек, которому, собственно, и служит наша педагогика.

У моего отца, писателя Симона Соловейчика, есть замечательно точно сказанная мысль про отношения между учителем и учеником. «Если учитель не умеет управлять детьми, он пропал. Но если учитель умеет только управлять, пропали дети». Вот формула, которая, как мне кажется, поможет школе осознать себя, стать свободнее, желаннее в глазах ребят и богаче на людей, которых не остановить ничем, их нельзя засушить. Поскольку то, чем они занимаются, составляет дело их жизни.

– Школа будущего для вас – территория сотрудничества детей и взрослых. А какие функции остаются на долю государства?

– В сфере его обязанностей создавать среду для самоопределения тех и других.

Следующий шаг – выстроить при поддержке государства организационно-техническую основу, которая позволила бы, допустим, сложнейший теоретический механизм «Парк-школы» Милослава Балабана или ее версии, осуществленной в московской «Школе самоопределения» Александра Тубельского, обустраивать на практике.

Я постоянно говорю, что «цифра» в учебном классе никем не командует и никого ниоткуда не вытесняет, а лишь оптимизирует сложные траектории каждого ученика в этом пространстве, предоставляя ему возможность действовать на свой страх и риск. Но не без поддержки педагога.

Главная функция «цифры» в образовании, как и в обычной жизни за стенами школы, органайзер. Она позволяет сделать подвластными время и пространство, которые предстают столь насыщенными и открытыми, что образование происходит как бы само собой.

Источник: РИА Новости https://ria.ru/sn_edu/20180409/1518228401.html